Как возникает стоимость Биткоина

Учитывая особенности строения системы первой криптовалюты и отсутствие физического воплощения у виртуальных монет, большинство пользователей, узнавших о существовании столь специфического актива, разводят руками. Удивление вызывает не только возможность существования и развития подобного финансового феномена, но и инновационный метод определения ценности Bitcoin, не подпадающий под действующие принципы экономического мышления. Попытаемся довести до заинтересованных читателей стандарты, определяющие стоимость столь высоко ценимых интернет-денег.

Только через год после того как начала функционировать сеть Bitcoin (январь 2009 года), виртуальные монеты начали приобретать меновую ценность. Изначально ими никто не пользовался как средством финансовых взаиморасчетов и обмена. Их не рассматривали как объект торговли. Либертарианцам и программистам было интересно присоединяться к вновь образованной сети, производить испытания кода и заниматься его улучшением. Биткоины добывались ими и пересылались только в процессе эксперимента, а также для удовлетворения личного интереса. Кроме этого, они использовались в качестве внутренней валюты в некоторых компьютерных играх. Стоимость виртуальных монет была столь мизерной, что их попросту не воспринимали в качестве финансового актива, способного перевернуть с ног на голову действующие экономические стандарты современности.

Ни для кого не секрет, что основной массой профессиональных экономистов и сегодня, данная криптовалюта воспринимается негативно. Так, Нобелевским лауреатом господином Кругманом была написана не одна статья, убеждающая читателей, что к ней необходимо относится как к полной ерунде, о которой не стоит даже говорить. Однако даже в среде этих ученых не все согласны с мнением, что собирать Биткоины — бесполезная трата времени. Более того, число представителей академических кругов, воспринимающих первую криптовалюту, как завтрашний день финансовой системы планеты, только увеличивается. Растет узнаваемость цифровых валют и среди простых граждан. В приведенном ниже материале предпринята попытка осмыслить историю Bitcoin, с точки зрения экономической науки.

Формирование стоимости Биткоина

Рассуждая о факторах, определяющих стоимость Биткоина, следует отметить, что увеличение курсовой цены до сегодняшней отметки (1800 долларов США), происходило постепенно. Сопровождался процесс впечатляющими скачками и волатильность, порой, удивляла масштабностью. Например, после достижения отметки в 1240 долларов летом 2013 года, стоимость виртуальных монет быстро опустилась до 400 условных единиц. В статье мы рассмотрим начальный этап развития Bitcoin и попытаемся выяснить, какие стандарты обусловили формирование стоимости данной альтернативной валюты на начальном этапе эволюции. Точкой для отсчета будут размышления Питера Шурда, известного представителя академических кругов, занятого исследованиями закономерностей, определяющих развитие феномена цифровых валют.

Такими энтузиастами Биткоина, имеющими отношение к академической среде, как Питер Шурда, осуществляется сбор свидетельств из первоисточников о начальном периоде возникновения криптовалют. Осуществляют они это с целью найти объяснение феномену, который, как считает сегодняшняя экономическая наука, невозможен. Ученые никак не могут понять, каким образом нечто, не обладающее на стартовом этапе никакой ценностью в общепринятом значении этого слова, получило реальный экономический вес. И это притом, что нет никакой гарантии обмена Bitcoin на что-либо в материальном выражении. Тем не менее, первая криптовалюта, можно сказать, свершила чудо, доказав обратное.

Стоимость Биткоина — состоявшийся феномен

Одна из свежих публикаций Шурда содержит цитату Майка Херна, который входит в число ранних участников и разработчиков проекта первой криптовалюты. В ней говорится о его видении сценария становления Биткоина. Он, в частности, утверждает, что система была им обнаружена на самом старте. Монеты не использовались еще никем, так как ни одна биржа не устанавливала стоимость Биткоина. Их просто свободно передавали по абстрактному пространству. Цена единицы первой цифровой валюты практически равнялась нулю, и в большинстве случаев использовался для проведения разнообразных экспериментов.

У Адама Бэка, разработавшего несколько основополагающих элементов, используемых в архитектуре этой виртуальной валюты, первоначально было довольно настороженное отношение к детищу таинственного программиста господина Накамото. Сегодня он поделится своими первыми впечатлениями от общения с системой.

Из них следует, что его не оставляла надежда отыскать решение, отличающееся большей эффективностью. Ему казалась маловероятной возможность преобразования этой системы во что-то более серьезное, чем обыкновенная игрушка. Шансы им расценивались как один к миллиону. Именно по этой причине господин Бэк не стал на начальном этапе устанавливать данную программу у себя для занятий майнингом. И это тогда, когда была возможность генерировать сотни монет в день, воспользовавшись обыкновенным ноутбуком. А потому ему не удалось обогатиться на раннем этапе генерации, хоть именно им была фактически изобретена хэш-функция этого процесса.

В течение пяти лет господин Бек работал в содружестве с Вэй Дай, Ником Сабо, Хэлом Финни и ещё большим количеством анонимных участников. Они старались понять каким образом должна быть спроектирована децентрализованная система виртуальных денег с использованием hashcash как функции майнинга. Однако, добыча Биткоинов майнингом как практическая реализация этой работы, на том этапе не была осознана, как нечто серьезное.

О раннем майнинге, как онлайн-игре, не способной увеличить стоимость Биткоина

На первых порах даже у таких экспертов в этой области, каковым являлся Адам Бек, укоренилось отношение к добыванию Bitcoin посредством майнинга, как к делу совершенно бесперспективному. Что уж было говорить о неспециалистах, воспринимающих этот проект как разновидность социальной онлайн-игры, наподобие Фармвилль. Именно по этой причине за операциями майнеров-пионеров закрепилось название «фермы». И только единицы, столкнувшись с Биткоинами, поняли, что нашли валюту, которой принадлежит будущее. Однако со стороны казалось, что они занимаются чем-то ещё более нелепым, чем компьютерная игра.

Суть фермерской онлайн-игры заключается в том, чтобы, используя бессчетное количество людей, произвести посадку семян. Игроку доставляет огромное удовольствие, возвратившись в свое виртуальное хозяйство, заняться там сбором урожая. И многие люди готовы потратить на это занятие огромное количество часов, развивая и продвигая свой, якобы существующий, бизнес.

Однако австрийская экономическая школа утверждает, что даже к таким цифровым игровым предметам необходимо относиться как к товару. Ее приверженцы серьёзно изучают всё, что связано с экономическими агентами. Согласно их утверждениям экономике, как одной из областей науки, претит рассуждать свысока о рациональности определённых действий. Как и о том, можно ли отнести их к разряду нравственных, экономических или каких-то ещё.

Критики даже не считают нужным серьёзно относиться к этому вопросу. Ведь, по сути своей, виртуальные семена и такой же урожай не больше чем определённый набор единиц и нулей, хранящихся в компьютерной памяти. К этой же категории относится, по их мнению, и стоимость Bitcoin. Но верны ли эти утверждения, когда будут рассматриваться отличия двух цифровых фильмов, или сравниваться две песни, записанные на цифровые носители?

Вряд ли понравится зрителю, захваченному событиями, происходящими в остросюжетном боевике заявление о том, что это этот фильм ничем не отличается от, скажем, видео Hello Kitty. Ведь и там и тут всего лишь присутствует набор нулей и единиц. И таких примеров можно приводить великое множество в областях, связанных со спортом или музыкой. А значит, есть существенные отличия между каждым из объектов, представляющих собой комбинацию цифр. Это утверждение справедливо для тех случаев, когда речь идёт о цифровых товарах.

Некоторые пользователи, экспериментировавшие с майнингом на заре его развития и поверившие в его успешное будущее, ещё тогда прикупили Биткоины. И это невзирая на то, что тогда накопить довольно большое количество монет было значительно легче, чем реализовать их. В результате, для некоторых ранних майнеров было в порядке вещей просто забывать о них. Довольно часто ими удалялись файлы с кошельками из памяти своих компьютеров, а значит, терялись все свои накопления.

Была также категория пользователей, не видевших смысл даже в регистрации. По их глубокому убеждению, эти конкретные циферки таковыми и останутся пожизненно. Как в каждом эксперименте и тут можно было ожидать в ближайшем времени чего-то лучшего — некой версии 2.0! В конечном итоге, так и произошло.

Создавалось большое количество систем, с претензией на роль новоявленных универсальных электронных наличных, и каждая из них не оправдывала возложенных на неё надежд. А потому, ни один эксперт не мог уверенно сказать, что именно Биткоин, после своего появления из небытия, станет тем, чем она сегодня стала. Её успешное восхождение началось благодаря тому, что появилась новая комбинация идей. Но для этого пришлось много экспериментировать, выявляя плюсы и минусы, присущие системе в условиях практики.

Меновая стоимость Биткоина — результат экспериментов

Вряд ли кому-то придёт в голову серьёзно утверждать, что на протяжении первых нескольких лет не существовало проблем с продажей или покупкой тех или иных услуг, а также товаров за Биткоины. Да, был период, когда они были совершенно бесполезны. Но постепенно участниками системы начали предприниматься попытки использования цифровых монет в разном качестве. Изначально это делалось ради эксперимента.

Именно тогда и начал появляться спрос на криптовалюту и стала определяться стоимость Биткоина. Австрийская школа описывает подобную ситуацию в теореме регрессии Мизеса. Согласно ей, в качестве денег может выступать только то, у чего имелась предыдущая меновая стоимость. На том, уже историческом, этапе Bitcoin ценились только в определённом круге людей, имеющих заинтересованность в них. При этом за виртуальную валюту нельзя было что-либо купить, или произвести её обмен на вещь или услугу.

Подобная ситуация, когда имелась некоторая субстанция, представляющая интерес для ограниченного числа игроков конкретного рынка, но не было прямой меновой полезности, постепенно изменялась. Оппоненты могут возразить, что в данном случае неправильно применять теорему регрессии, однако, на наш взгляд, спор тут неуместен.